Налетчики

Налетчики

Они – главный кошмар для переживших Апокалипсис. Более очевидный, чем отрава и радиация, намного более опасный, чем одичавшие вояки или полумифические мутанты. Они — настоящие хозяева Пустоши, истинные демоны дорог, вечная угроза зыбкому прозябанию поселков и городков. Лихая вольница в проклепанной коже, тряпье, мишуре и драгоценностях. Без жалости к себе и ко всему прочему миру, без страха перед будущим, которого у них нет. Их короткая, но яркая жизнь – бесконечный праздник варварства и разбоя по случаю очевидной кончины цивилизации на большей части все еще обитаемого пространства. Они – налетчики.

Каждый из них однажды избрал такие заманчивые в своей простоте и очевидности (после окончательного крушения правозащитной системы) способы выживания – грабеж и насилие. Чтобы у кого-нибудь что-то отнять, надо быть сильнее его, не так ли? А чтобы стать сильнее, надо кучковаться вокруг удачливого и харизматического вожака с теми, кто близок тебе по духу и потребностям. И вот мы уже банда! Дрожите, человечки!..

Банды налетчиков контролируют (или стараются контролировать) огромные территории, грабя проезжающих и проходящих по «их» дорогам, облагая данью под предлогом сомнительной «защиты» сельские общины и городки, ведя постоянную войну с конкурентами – с такими же бандами или с мародерствующими «армиями». А еще время от времени появляются из ниоткуда и проносятся в никуда шайки гастролеров, оставляя за собой изуродованные трупы, пепелища и жуткие истории.

Главный козырь налетчиков – мобильность. Мотоциклы, багги, монструозные  кустарные бронеавтомобили: жизнь налетчика – жизнь на колесах. Мобильность важнее, чем даже вооружение: слабейшего можно догнать, от встречи с сильнейшим – уклониться. Техническое обслуживание, запасные части, смазка и топливо – для налетчиков жизненная необходимость, это куда важнее, чем даже пропитание.

Банды

В зависимости от местных традиций и фантазии вожаков банды налетчиков могут называться «ватагами», «братвой», «бригадами» или «дружинами». Численность банд сильно зависит от масштабов и благополучия «сфер влияния», а также талантов и харизмы их вожаков. Известны целые армии порядка нескольких сотен бойцов, основавшие настоящие, хоть и эфемерные, неофеодальные княжества. Еще больше шаек из пяти-шести человек, что наводят страх на какое-нибудь жалкое захолустье и охотятся на одиноких бродяг. Всякая уважающая себя банда имеет собственные топливные и технические базы в подконтрольных городках, некоторые сооружают себе настоящие крепости в подходящих для этого довоенных зданиях. Тем не менее, подавляющее большинство налетчиков считает своим «домом» кочующие лагеря из палаток, импровизированных навесов, фургонов и трейлеров.

Крупные банды чаще всего разделяются на маленькие летучие группы, чтобы эффективнее контролировать ключевые точки и границы своих «владений». В случае серьезной угрозы существованию и благополучию банды или при желании вожака провернуть какую-нибудь крупную операцию такие группы способны по первому сигналу снова быстро собраться в условленных местах и действовать как единое целое.

Мелкие банды тоже легко сбиваются в орды при возникновении перспективы сорвать крупный куш, но здесь, как правило, большой проблемой становится вопрос единоначалия и слаженности действий.

В состав банд, помимо налетчиков-бойцов, часто входят специалисты по ремонту машин и вооружения – «техи», девицы легкого поведения – «подруги», рабы для черной работы, реже врачи – «костоправы» или «коновалы». Семей налетчики не заводят принципиально.

Женщины среди налетчиков встречаются довольно часто, хотя мужчин, конечно же, гораздо больше. Впрочем, известны даже чисто женские банды.

Непосредственно боевые действия банды обычно ведут в пешем порядке, используя машины только для транспортировки к месту событий. Потеря одной машины или байка для банды куда более чувствительна, чем гибель одного-двух недостаточно осторожных олухов. Вооруженные багги или броневики приберегают для самых крутых заварушек. Такие машины чаще всего выступают в качестве мобильных платформ для тяжелого оружия.

Понятиями стратегии и тактики банды, как правило, себя не особо утруждают, полагаясь на традиционные «напор-шум-натиск».

Вожак налетчиков часто присваивает себе звучные титулы вроде атаман, батька, князь, барон, граф, или, скажем, король. Это человек с крутым прошлым, живая легенда, единственный авторитет, царь и бог для буйной вольницы своих последователей. Его лидерские качества, крутость и жестокость – обычно единственные гаранты сплоченности и дисциплины всей банды в целом. Само имя или прозвище вожака становится названием банды, смерть или даже временная несостоятельность вожака неизбежно грозят распадом, а то и гибелью всему бандитскому братству.

В банду может быть принят любой желающий, но завоевать право на место в кругу настоящих налетчиков новичку всегда непросто. Большинство до этого светлого момента просто не доживает.

Быть налетчиком

Налетчиками не рождаются. Обычно ими становятся те, кто однажды просто устал от гнетуще-тоскливого прозябания на руинах человеческой цивилизации. Образ идеального налетчика – фаталиста, изжившего страх перед смертью, начисто лишенного ханжеской морали и всякой мелочности в делах и мыслях, — многих заразил (и продолжает заражать) яростной жаждой жить быстро и сдохнуть ярко.

Настоящий налетчик не строит долгосрочных планов на будущее, его жизнь – феерическая агония, праздник вседозволенности и пьяной эйфории. Ему нравится грабить, насиловать, убивать, обжираться и употреблять в невероятных количествах алкоголь и наркотики самого сомнительного происхождения. Он любит разрушать недоразрушеное, демонстрировать свою антисоциальность, доказывать крутость в суровых «играх», драках и гладиаторских поединках, а также просто носиться по Пустоши с дикими криками на максимальной скорости.

Внешний вид налетчика, — с татуировками и шрамами, с боевой раскраской, с причудливой прической или, наоборот, с наголо выбритым черепом — должен не оставлять у окружающих никаких сомнений относительно того, что они действительно «попали». Перед ними реально крутой и опасный парень! (Или очень, ну очень плохая девочка). Костюм, снаряжение и вооружение налетчика служат не только и не столько сугубо практическим целям, но и, прежде всего,  демонстрируют его статус. Обозначить свою принадлежность к самой крутой в мире банде, повергнуть в ужас потенциальных жертв, внушить сомнения врагу и привлечь лиц противоположного пола (и не только противоположного, кому как нравится) – задачи куда как более важные, чем тупое выживание!

Кроме очевидного риска «сгореть на работе» жизнь налетчика могут существенно сократить плохая гигиена и никакое здравоохранение, алкоголизм, наркомания, венерические и не только заболевания, горячий нрав друзей, а также хроническое пренебрежение к печальным проявлениям суровой реальности вроде зараженной воды или повышенного радиационного фона.

Разумеется, не все такие. Ядро любой банды – люди, сумевшие пережить энтузиазм и угар поры становления. Те, кто оберегает «зону влияния» от быстрого и окончательного разорения. Те, кто способен выменять то, чего сейчас завались, на то, чего здесь просто нет. Те, кто заботится о том, чтобы машины ездили, стволы стреляли, а остальные налетчики хотя бы просто проснулись к новым «подвигам» еще и на следующий день. Их немного. Те банды, где такие люди железной рукою сдерживают и направляют остальных, имеют шанс просуществовать дольше одного сезона.

Патологическое отвращение налетчиков к любому виду деятельности, требующему приложения созидательных усилий, равно как и к труду в целом, породило острую потребность в рабах или даже в  добровольных слугах-прихлебателях. Заслуженные ветераны заводят себе свиту из двух-трех человек, а штат обслуги особо честолюбивых вожаков иногда может вырасти до пары десятков. В обязанности обслуги традиционно входят забота о, в общем-то, нехитрых бытовых потребностях своего хозяина, помощь в уходе за его железным конем и вооружением, охрана хозяина в периоды сна или временной недееспособности, охрана его личного имущества, а также, при наличии соответствующих талантов, приумножение этого имущества путем банального воровства. Иметь особенную «подругу» (или «друга», это уж кто в ком нуждается) для услуг иного рода не только приятно, но и весьма престижно. Некоторые налетчики любят поразвлечься и продемонстрировать свой статус, роскошно наряжая своих «подруг», сообразно собственным представлениям о красоте и крутости, и повсюду таская их за собою на поводке на зависть окружающим неудачникам.

Несмотря на самодурство и крутой нрав таких хозяев, рабство в банде налетчиков принято считать куда более легкой участью, чем горбатиться с утра до глубокой ночи на полях или в мастерских вполне добропорядочных новоявленных «помещиков» или «предпринимателей». Сами же налетчики, как правило, стараются все-таки своих рабов беречь. Хорошие рабы, как и все хорошее в этом оскудевшем мире, ресурс немаловажный и с немалым трудом восполнимый.

Отношения

Встреча с налетчиками не сулит ничего хорошего. Никому. В самых бедных местах: по границам Мертвых Земель, в городах-призраках и в зонах незатухающих военных действий, среди мелких банд практикуются каннибализм и охота за рабами. Но и там, где дела обстоят более-менее благополучно, налетчикам, кроме «цивилизованного» рэкета и «дорожных сборов», трудно удержаться от далеко не безобидных «шалостей».

Даже жителям городков и сельских общин, имеющим сомнительное «счастье» находиться под бандитской защитой, визит «защитников» грозит весьма суровыми испытаниями для их хрупкого благополучия и расшатанных нервов. Разумные вожаки строжайшим образом запрещают своим буйным подчиненным без своего позволения или крайней нужды лишний раз появляться там, где люди более-менее исправно платят бандам назначенную дань.

И все же есть места, где налетчики ведут себя почти  прилично, то есть не пытаются присвоить все, что им понравится, поубивать всех, кто им не понравится, и изнасиловать всех, кого сочтут достаточно привлекательными. Такими счастливыми исключениями стали Дорожные и Торговые Станции, а также места проведения странствующих ярмарок. Даже самым крутым иногда необходимо что-нибудь выменять или просто расслабиться и поразвлечься подальше от надоевшей кампании таких же, как они, отморозков.

Для налетчика все человечество четко делится на две категории: серое стадо, предназначенное исключительно для обеспечения его, налетчика, благополучия, и прочих хищников, с которыми ему, налетчику, приходится считаться. Стадо необходимо держать в постоянном страхе и избавлять от излишков ценностей, чтобы у него не возникало странных желаний, например, обойтись без своего родного пастыря-налетчика. С прочими хищниками тоже все довольно просто. Держись тех, кто помогает тебе держать в страхе стадо, и не забывай прореживать тех, кто вообразил,  что может низвести до уровня стада тебя. Исключений и сложностей, вроде стремных и таинственных странников-героев с дробовиками и устаревшими взглядами на жизнь, налетчики очень не любят. Надо ли объяснять, почему налетчикам крайне сложно заводить друзей вне своих банд?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


1 × один =

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>