Мир

Третья мировая война менее чем за год унесла жизни около полутора миллиарда человек. Большинство крупных городов либо стерты с лица Земли ядерным огнем, либо превратились в безжизненные могильники. «Ядерная осень»; сокращение осадков; повышенное загрязнение воздуха и акваторий; радиоактивное заражение; наводнения, вызванные таянием льдов и снега; повышенный уровень УФ-излучения; сильное внутреннее облучение, вызванное потреблением зараженных продуктов питания, воды и вдыханием зараженного воздуха – последствия войны в той или иной степени коснулись жителей каждого уголка планеты.

Паника и безысходность; распад государств и рухнувшие социально-экономические системы; эпидемии; голод; анархия и вооруженные столкновения из-за ресурсов или даже просто мест, пригодных для более-менее комфортного существования – агония старого мира тянется уже два десятилетия, сократив население Земли еще на четыре миллиарда.

Сформированное через год после войны Мировое Правительство так и не смогло хоть как-то повлиять на ситуацию, быстро превратившись лишь в тускнеющий символ надежды на возвращение неких «добрых старых времен». Единственной реальной политической силой в мире остались только быстро оправившиеся от военных потерь Транснациональные Корпорации (ТНК). Их план спасения и установления «нового порядка» немногим отличается от древней идеи «Золотого миллиарда». По воле ТНК все еще доступные более-менее значительные источники сырья, весь уцелевший научный и производственный потенциал были направлены на создание сети Хабов – максимально автономных и изолированных от враждебной окружающей среды городов-ульев, где лучшая и наиболее организованная часть человечества (то есть собственно руководство и персонал самих ТНК) достойно переживет темные времена и выведет спасенную цивилизацию на качественно новый уровень. В осуществление планов ТНК на настоящий момент вовлечено около трехсот миллионов человек, судьба остальных, в общем-то, никого не интересует…

Европа потеряла две трети своего довоенного населения. Абсолютно не пригодные для жизни Мертвые Земли – области высокой фоновой радиации или отравленные остаточными эффектами химического оружия – покрыли почти треть суши и все еще продолжают медленно расползаться с ветром и водой. Все остальные территории в основном представляют собой скопления руин; выжженные поля былых сражений, уже зарастающие чахлой растительностью; редкие, но набирающие силу хвойные или смешанные леса, под сенью которых под действием радиации, УФ-излучения, и прочих мутагенных факторов уже формируется новый, совершено чуждый человеку, животный и растительный мир. Выжившие люди, перемешавшиеся остатки европейских наций и волн переселенцев всех рас и народов, большей частью живут в городках, возникших вблизи источников чистой воды, полезного сырья, все еще действующего производства или плодородных земель. На дорогах между этими поселениями господствуют моторизированные банды или остатки всевозможных мародерствующих «армий». Ходят упорные слухи о неких двух государствах – в Швейцарских Альпах и среди Уральских гор, — закрывшихся от всего остального мира, но среди большинства укоренилась мысль о том, что нации, государства и разные правительства – причина всех теперешних бед и несчастий.

Такова Великая Западная Пустошь, и наши истории – о ней и о людях, что все еще там живут.

Город

Город не пришлось строить заново: жилья, вполне пригодного к использованию, после апокалипсиса в мире сохранилось куда больше, чем выживших людей. Где-то через полтора года после войны одна из групп обездоленных бродяг обнаружила небольшой уютный поселок на окраине крупного промышленного центра. Хотя большая часть города давно превратилась в руины, поселок – брошенный и разграбленный – был практически не разрушен. Волею случая среди этих бродяг нашлись вполне технически грамотные и упорные специалисты, сумевшие в скором времени привести в порядок местную электростанцию и систему водоснабжения.

«Солнечный» — так гласила надпись на помятом указателе при въезде в поселок. Довоенное название прижилось и в новой общине, хотя руины города, из-за чьей-то мрачной шутки, стали именовать не иначе как Чистилищем.

Поблизости отчаянно пытались встать на ноги несколько маленьких сельских общин, в Чистилище разнообразные шайки местных жителей и пришлых бродяг прозябали за счет того, что удавалось отыскать в руинах или отобрать у бедолаг послабее. Подобное существование ничуть не прельщало новоселов Солнечного, воспрянувших духом от артезианской воды и электрического света. Практически любые детали, узлы механизмов, а то и совершенно целые машины, можно было легко отыскать среди руин или по ближайшим окрестностям Чистилища. В самом поселке нашлась почти не тронутая авторемонтная мастерская, а совсем неподалеку оказался небольшой спиртовой завод.

Три года упорного труда – и Солнечный превратился в основной машиностроительный, ремонтный и топливный центр для всего региона. Рождаемость здесь, как и по всей постядерной Земле, снизилась до критической, но слух о месте, где «все почти как раньше», быстро распространился на тысячи километров. От желающих поселиться просто отбою не было, и очень скоро пускать стали далеко не всех, отдавая предпочтение, прежде всего, техническим специалистам или безупречно здоровой молодежи. Когда численность населения городка перевалила за тысячу, местные жители торжественно выбрали городской совет и мэра, а тем, в свою очередь, на первом же заседании пришлось назначить еще и начальника полиции.

«Как раньше» стало для Солнечного почти религией. Невзирая на постоянный дефицит всего и вся, жилым домам и общественным зданиям во что бы то ни стало пытались придать довоенный вид, никому и в голову не приходило предложить отключить уличное освещение, хотя собранное на живую нитку оборудование электростанции уже давно работало на пределе своих возможностей. Даже в одежде любой житель городка старался по мере возможности хоть как-то следовать моде начала двадцать первого столетия. За пятнадцать лет от заселения в Солнечном появились библиотека и театр, радиостанция и типография, железная дорога, соединившая десяток больших и мелких городков, и даже городская тюрьма (последнее, конечно, никого не обрадовало, но тоже питало ностальгические настроения). Поговаривали уже и о кабельном телевидении, и о собственной денежной системе.

Вместе с относительным благосостоянием, к несчастью, росла зависть и жадность со стороны менее предприимчивых, но куда более амбициозных соседей. Сумев объединить несколько моторизованных банд и с их помощью подмять под себя большинство мелких сельских общин, некий авантюрист, известный под прозвищем Трефовый Барон, тем временем сколачивал собственное неофеодальное королевство. Накопив силы и вооружение, он открыто изъявил желание присоединить Солнечный к своим владениям.

Большинству жителей городка, в том числе и членам городского совета, вовсе не хотелось становиться солдатами, да и особой нужды в этом не пока не предвиделось. Призвав население держать наготове личное оружие и наскоро подновив городской оборонительный периметр, совет нанял одну из бродячих «армий» — Вольную Бригаду. Идея была проста: наемники и баронские «дружинники» пусть убивают друг друга на Пустоши, а город отсидится за укреплениями, до той поры, пока у Трефового не иссякнут боевое настроение и ресурсы.

Но Барон тоже оказался не так прост. Скрепя сердце, он раскошелился на свою наемную «армию» — Стальных Драконов, не столь многочисленную, как Вольная Бригада, зато обладающую несравненным супероружием – ракетно-пушечным бронепоездом «Аргумент». И вот, в один из последних дней мая, стальной монстр в клубах дыма и пара влетел, сметая жидкий заслон, прямо к платформам недавно открытого городского вокзала. Под прикрытием его орудий, дружина Трефового Барона ринулась на штурм. Война пришла в Солнечный.

Впрочем, до эпических уличных сражений дело не дошло. Даже незначительные разрушения или потери среди редких специалистов могли оказаться невосполнимыми, и вызвать полное разрушение всей производственной системы города. Что, разумеется, стало бы поражением для обеих сторон. Поэтому Трефовый Барон  продемонстрировал серьезность намерений, уничтожив пару особо упорных очагов сопротивления, а после благосклонно принял поспешную капитуляцию «отцов города». Гораздо труднее оказалось удержать в узде собственную дружину, но и с этим удалось справиться не без помощи недавних противников. Солнечому посчастливилось отделаться сравнительно легко: город обязали платить «дань», безвозмездно обслуживать хозяйскую технику, а так же содержать «гарнизон» из двух десятков особо доверенных головорезов Трефового.

Налетчики вернулись обратно в Пустошь, копить силы для новых побед, город, кое-как залатав дыры, стал привыкать к новым условиям, старательно делая вид, будто ничего особенного и не произошло…

Странники Пустоши

Жить на Пустоши нелегко. Даже в тех местах, что считаются относительно благополучными – вблизи городков, вдоль восстановленных дорог и даже в окрестностях Хабов, — невероятно трудно найти пригодную для питья воду или то, что можно съесть. Горький опыт сделал жителей городков до крайности подозрительными к любому чужаку, вдоль дорог хозяйничают моторизованные банды налетчиков или мародерствующие «армии» самого разного толка. О других местах, где люди появляются редко, ходят и вовсе невероятные и ужасные истории: о чудовищных мутантах; о племенах дегенератов-людоедов, охотящихся друг на друга среди руин мертвых городов; о призраках, бродящих по местам недавних сражений.

Здесь можно блуждать месяцами, не встретив ни одной живой души, но все же Пустошь вовсе не безлюдна.

Жестянщики.

И для убежденных бродяг выживать скопом сподручнее и веселее. Даже в самых пустынных и гиблых местах можно вдруг обнаружить пестрый табор или группку колоритнейших личностей, азартно роющихся среди руин, останков машин или просто куч довоенного хлама. Их называют Жестянщиками – тех, для кого способом существования стали сбор в обезлюдевших местах всего, что может представлять хоть какую-то ценность, и торговля добытым с теми, у кого есть чем заплатить. Жестянщики могут достать чуть ли не все, что угодно, и продают сравнительно недорого, но их находки бывают небезопасны. Радиация, химические яды, зараза – обычные обстоятельства этого промысла. По совместительству они часто  берутся чинить несложные механизмы, лечить, развлекать, гадать, передавать сообщения.

Они подчеркнуто дружелюбны друг с другом и с теми из чужаков, кто сам не торопится переходить на язык грубой силы. Если на них нападают, дерутся отчаянно и жестоко мстят за своих, поэтому нападают на них редко – сдуру или по совсем уж крайней нужде.

Жестянщики нигде не задерживаются надолго, странствуют таборами — большими семьями, хоть и не все в них кровные родственники. Управляет табором самый опытный и авторитетный человек – Папаша (или Мамаша, бывает и так), хотя важные дела принято решать сообща. Присоединиться к ним легко, если только за вами не тянется хвост проблем, способных поставить под угрозу благополучие табора.

Пустынники.

Отшельники, пустынники, кроты – так по разному называют тех, кому посчастливилось пересидеть войну и первые, самые тяжелые, послевоенные годы в более-менее комфортабельных убежищах с приличными запасами всего необходимого. Они сидели бы там тихонько и дальше, но их запасы не бесконечны, а сверхнадежное оборудование убежищ все же изнашивается. Вот и появляются в Пустоши одиночки, пары или мелкие группки неудачников — прекрасно вооруженных, неплохо снаряженных, прилично одетых и почти ничего не знающих об окружающем мире. Их шансы выжить и вернуться в родную нору с тем, зачем их послали, примерно равны шансам мыльного пузыря в аду, но некоторым, тем не менее, это удается. Отчеты об этих миссиях, видимо, не очень вдохновляют их сородичей на новые вылазки, и убежища вновь оказываются запечатанными на многие годы.

Где эти самые убежища находятся и как в них, собственно, живется, неизвестно никому — выбравшимся на Пустошь пустынникам все же хватает ума об этом помалкивать.

Стоит ли удивляться, что пустынник – самый популярный персонаж анекдотов и фантастических баек?

 Самураи. 

Многие считают их просто наемниками, возомнившими о себе невесть что. Многие – сумасшедшими фанатиками. Кто-то верит в их сверхъестественные способности. Кто-то – в их великую мудрость и искушенность в древних боевых искусствах. Кто прав? «Все и никто – как всегда!» — вот ответ самурая.

Они странствуют по Пустоши в одиночку или в сопровождении одного-двух учеников. Иногда они нанимаются как телохранители или бойцы, то за символическую плату, то за цену наемной армии среднего размера. Иногда – ввязываются в чужие проблемы, даже когда их не просят. Иногда самурай погибает, но чаще всего – делает то, за что берется. Потом самурай уходит. Всегда.

Что движет поступками самураев? Они охотно берутся объяснять, но вот понять их очень не просто. «Это мой Путь!» — вот фраза, которую чаще всего услышишь от самурая. «Следуя по Пути, я создаю мир вокруг себя. Создаю из того, что мне на Пути попадается, каким бы этот материал не был. А вот каким будет этот мир – зависит только от меня. Тебе нужны Честь, Любовь, Добро, Порядок? Им неоткуда взяться, если только ты или я не заложим их, создавая наши миры». Если подобные речи тебя вдруг зацепят – значит, ты и сам однажды сможешь стать самураем. Или хотя бы попробовать…

Как с первого взгляда  узнать самурая? Никак. У них нет опознавательных знаков, особой одежды или специальных татуировок. Говорить, как самурай, или подражать известным самурайским подвигам иногда вдруг входит в моду среди авантюристов или мошенников самого разного толка. Самих самураев это, похоже, совершено не волнует.

Вот каковы странники Пустоши. Некоторые из них. Есть и прочие – наемники, авантюристы, проповедники, лицедеи, изгои, сумасшедшие, бродячие торговцы и многие, многие другие…

Налетчики

А вот и те, кого многие считают истинными хозяевами  пустошей и больших дорог. Развеселые и бесшабашные парни (и плохие девочки) на байках и багги.

Когда-то они отпочковались от озверевших граждан цивилизованного мира, накрывшегося грандиозным тазом из меди, выбрав основой выживания испытанные тысячелетиями способы – насилие и грабеж.

 Банды налетчиков контролируют (или стараются контролировать) огромные территории, грабя проезжающих и проходящих по «их» дорогам, облагая данью, под предлогом сомнительной «защиты», сельские общины и городки, ведя постоянную войну с конкурентами – с такими же бандами или с мародерствующими «армиями».

Большинство из них вовсе не лишены своеобразных понятий о чести и справедливости, они, скорее, рэкетиры, чем маньяки-душегубы, хотя и склонны время от времени к совсем даже не безобидным «шалостям». Встречаются, конечно, и вовсе «отмороженные», но, как правило, долго такие не живут – предел терпения есть даже у самого забитого «стада».

Главные потребности налетчиков – вооружение, транспорт и топливо. Банда, лишившаяся средств оперативного передвижения или плохо вооруженная, обречена на распад или на скорое и болезненное вымирание. Многие банды имеют постоянные базы в городках или в больших одиночных строениях, которые превращают в настоящие крепости. Другие принципиально считают кочующие лагеря из палаток, импровизированных навесов, фургонов и трейлеров единственно пригодными местами для обитания настоящих налетчиков.

В бой налетчики идут в пешем порядке, припрятав железных «коней» где-нибудь в укромном и безопасном месте. Потеря одной машины или байка для банды куда более чувствительна, чем гибель одного-двух недостаточно осторожных олухов. Понятиями стратегии и тактики, как правило, банды себя не особо утруждают, полагаясь на традиционные «напор-шум-натиск».

Вожаки налетчиков – единственные авторитеты, цари и боги среди своих собратьев по банде. Пусть банда сама устанавливает себе законы и правила – попытка жить без вожака еще ни разу ни к чему хорошему не привела, и это известно всем и каждому.

«Простой парень, как все» — образ, настоящему налетчику бесконечно чуждый и ненавистный. Эпатаж и брутальность – зримые признаки возвышения прирожденного хищника над серым стадом. Прототипами для их внешнего вида послужили агрессивные неформалы недавнего прошлого — байкеры, панки, металлисты. Шипы, заклепки, цепи, кожа, джинсовая рванина, импровизированная броня, скорее внушающая уверенность в себе и страх врагам, чем защищающая, — все прекрасно прижилось, с поправкой на необходимость в этом жить, драться и устраивать пьяные гульбища среди негостеприимных просторов Пустоши.

Конвои и Станции

Всем без исключения послевоенным оседлым поселениям пришлось столкнуться с острой нехваткой тех или иных жизненно важных ресурсов. Но то, чего нет здесь, может более-менее в избытке оказаться где-то еще. Бартерная торговля и дальние перевозки стали насущной необходимостью для разбросанных по бескрайней Пустоши общин, «армий», городков и даже банд. Редкие нитки железных дорог связали Хабы, города покрупнее и самые перспективные источники сырья, но основным (а для большинства и единственным) способом сообщения стали хорошо охраняемые караваны – конвои.

Везти по Пустоши ценный груз (а других грузов теперь просто не бывает) – занятие не для слабаков. Плохие (и это еще мягко сказано!) дороги, ненадежные переправы, опасная близость Мертвых Земель, а еще – налетчики, мародеры, просто шайки голодных и отчаявшихся. Костяк любого конвоя состоит из лучших бойцов с безупречной репутацией, хотя на особо опасные маршруты или для сопровождения большой партии груза часто нанимаются наемники со стороны или зеленые новички.

Бойцы конвоя, безусловно, — самые высокооплачиваемые и привилегированные профессионалы по эту сторону охранных зон Хабов. Лучшее оружие и броня, амуниция, боеприпасы и медикаменты в избытке: владельцы грузов прекрасно понимают, что конвой – это не то, на чем можно сэкономить. Даже всесильные ТНК, проворачивая свои таинственные дела за пределами Хабов, вынуждены прибегать к услугам конвоев, несмотря на самые высокие расценки, — подразделения PMC (от англ. private military company – частная военная компания) для длительных операций на Пустоши, как правило, оказываются не достаточно эффективными.

Машины сопровождения конвоев – лучшее из того, на что только способны мастерские городков. Многие конвои щеголяют собственной униформой с особыми знаками различия. Обычный состав конвоя редко превышает две машины сопровождения и два-три транспорта. Иерархия конвоя проста: новичок на испытательном сроке – кандидат; полноправный боец – конвойный; медик, механик или специалист по оружию поддержки – мастер-сержанты; заместитель командира – лейтенант; командир – капитан.

Многодневные маршруты конвоев часто пролегают по малонаселенным, а то и вовсе безлюдным землям. Вдоль таких дорог возникла редкая сеть Дорожных Станций – мест, где конвой может отдохнуть, пополнить запасы, заправить машины, получить медицинскую помощь, а также, что не менее важно, провернуть дела с попутными или секретными грузами.

Дорожная Станция обычно становится единственным способом сообщения с внешним миром, общественным центром и основой для шаткого благополучия всего населения близлежащих районов. Здесь соблюдается жесткий нейтралитет – даже налетчики нуждаются в способе реализации награбленного.

Серьезную опасность для Станции могут представлять только мутанты, сумасшедшие бродяги или налетчики-гастролеры. Но даже они знают, что в этом случае придется иметь дело буквально со всем регионом – местные жители будут защищать Станцию отчаянней, чем даже собственные дома. Тем не менее, большинство Станций неплохо укреплены и содержат собственную вооруженную охрану.

Персонал Станции обычно невелик: смотритель, два-три помощника для обслуживания постояльцев и посетителей, один-два охранника,  иногда – врач и/или механик. Как правило, в основном, это представители одной семьи.

Изредка, в местах пересечения самых оживленных маршрутов или поблизости от сравнительно благополучных поселений, Дорожные Станции обрастают периферией из магазинов, увеселительных заведений, бань, татуировочных или массажных салонов и много чего еще на любой вкус и достаток. Такие места называют Торговыми Станциями. Номинально они пользуются тем же исключительным статусом, что и Дорожные Станции, но на деле столь лакомый кусок слишком уж привлекателен. Контроль над Торговой Станцией обеспечивает немалый и стабильный доход. Банды налетчиков и городских бандитов-крыс, мародерские армии и авантюристы всех мастей ведут за каждую Торговую Станцию чуть ли не постоянную войну, в пылу борьбы иногда попросту разнося в пух и прах  столь желанный приз.

Мародеры

Окончание Третьей Мировой войны так и не стало миром – в общем-то многие склонны считать даже теперь, что война так и не закончилась. Один из первых декретов Мирового Правительства — «О всеобщем прекращении огня и разоружении» — большинство уцелевших на тот момент воинских подразделений уже не существующих держав восприняло в лучшем случае как дурную шутку. В условиях воцарившегося хаоса и анархии многие из них все же продолжали выполнять свой долг, самоотверженно защищая тех, кого продолжали считать «своим мирным населением», и по мере сил пытаясь сохранить дисциплину и порядок в собственных рядах.

С годами выжившие армии (хотя численность большинства из них теперь редко превышает численность довоенного батальона) превратились в своеобразные и самодостаточные воинские братства. Их командиры, прекрасно понимая, что традиции и идеология – это единственное, что не дает солдатам разбежаться или превратиться в банальные банды налетчиков, сформировали настоящий культ армии как высшей и наилучшей формы организации и порядка. Бойцовские качества, доблесть и преданность высшей цели — спасение человечества от деградации и дикости — стали признаками святости этой религии, воинские уставы – ее догмами.

На контролируемых территориях командование армий установило жесткие авторитарные режимы, направленные, прежде всего, на создание единой военной машины из собственно армии и «гражданского» населения. Создавая базу для дальнейшего расширения «подконтрольной территории» и накапливая ресурсы для поддержания своей боеспособности, армии  постоянно совершают дальние мародерские рейды, а также охотно ввязываются в конфликты между общинами и бандами, предлагая свои услуги в качестве профессиональных наемников.

Несмотря на то, что перипетии причудливой судьбы наемников часто ставят бойцов разных армий на разные концы линии стрельбы, собрат военный – единственное существо во Вселенной, достойное уважения и доверия солдата. Армии нередко временно объединяются под единым командованием для решения общих задач. Заслуженные ветераны имеют право по желанию перейти в другую армию, и никому не придет в голову их за это осуждать. Армии, понесшие фатальные потери в столкновениях с другими армиями, часто выходят из положения, по окончании военных действий просто вливаясь в ряды победителей.

Проблема пополнения личного состава – постоянная забота для каждой армии. Несмотря на трудности с антимилитаристическими настроениями большинства нынешнего населения, принцип добровольного вступления соблюдается свято. Вербовщики — частые гости в городках, в сельских общинах и даже на Дорожных и Торговых Станциях.

 

Хаб

Эдем-4 – детище пяти Транснациональных Корпораций: Солар Системз, Комба, Хром, Интерэнерджи и Такура. Мегаполис из гигантских герметичных куполов и грандиозных подземных сооружений, чистое и мирное прибежище под сенью Закона и Порядка, светлое будущее человечества уже сейчас, прямо здесь, среди послевоенного кошмара. Надежда и мечта большинства обитателей Великой Западной Пустоши.

Впрочем, как раз для большинства обитателей Пустоши, осчастливленных возможностью увидеть земной рай воочию, Эдем-4 был и остается туманной громадой за уходящей к горизонту полосой отчуждения, вовсе не гостеприимными бетонными дотами и стальными воротами блокпостов, а также сотнями километров всевозможных рвов, оград, заграждений, ловушек и минных полей.

Хаб медленно, но непрерывно растет, высасывая из истощенной земли и руин мертвых городов все, что только можно переработать. Периодически корпорациям нужны новые рабочие руки, и толпы претендентов по первому зову стекаются отовсюду к приоткрывшимся воротам рая. Впрочем, вовнутрь попадают далеко не все, желающих всегда во много раз больше, чем Хаб готов принять.

Во многих городках вдали от Эдема-4 корпорации содержат фактории – точки скупки редких металлов, высокотехнологичных артефактов и предметов искусства. Большинство факторий принадлежит Комба и Такура – корпорациям, чьи интересы традиционно простираются намного шире ограниченного пространства Хабов. Работают в факториях местные жители; товары на бартер и  руководящие указания привозят конвои, они же забирают скупленное. Через фактории пролегает еще один путь в Хаб – Лотерея Золотого Сертификата.

Примерно раз в год корпорация Такура разыгрывает через свои фактории несколько тысяч бесплатных билетов для любого желающего. Через месяц от начала розыгрыша объявляется победивший номер и счастливчик может обменять свой билет на Золотой Сертификат – магнитную карточку, служащую пропуском в Хаб,  а также свидетельством о праве претендовать на место сотрудника Такура и небольшой кредит в «Такурабанке». С этого момента и начинается настоящая игра. Победителю Лотереи еще предстоит самостоятельно пересечь многие километры Пустоши и предъявить Золотой Сертификат на любом блокпосту Эдема-4. Сертификат не содержит каких-либо сведений о человеке, выигравшем его, и может свободно менять владельца. Надо ли говорить о том, что путь до вожделенного блокпоста отнюдь не будет усыпан розами?

По слухам, несколько лет назад корпорации Комба, Хром и Интерэнерджи открыли в нескольких наиболее спокойных и благополучных городках начальные и средние школы, обещая лучшим выпускникам гражданство, продолжение образования и, впоследствии, работу в Хабе. Многие верят…

Самые жуткие истории рассказывают о PMC (от англ. private military company – частная военная компания), собственных вооруженных силах корпораций. Они прекрасно вооружены и экипированы, располагают авиацией и бронированными боевыми машинами. Не совсем понятные простым смертным интересы корпораций иногда буквально бросают подразделения РМС на головы ни о чем не подозревающих жителей Пустоши. Их обвиняют в похищении людей, ограблении конвоев, уничтожении целых городков, банд налетчиков, «армий» мародеров. Ходят истории и об эпических столкновениях разных РМС между собой. Их операции всегда хорошо спланированы и молниеносны, сделав свое дело, они исчезают так же стремительно, как и появляются. Остаются только истории…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


× 4 = шестнадцать

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>