Крысы

Дети Ночи (Крысы)

Ворота Рая закрыты — так скажет любой, кто видел стены города-улья. То, что осталось снаружи – умирает и заканчивается. Мы можем только скатываться к вымиранию или полному одичанию. У нас нет надежд, собственно, откуда нам вообще знать, что это такое? Первые среди отверженных, мы выбираем Бездну.

Кенно ван Лисс, духовный лидер Крыс Золотой Канавы.

Дети Ночи. Так высокопарно предпочитают именовать себя они сами. Другие называют по-разному: Падальщиками,  Ловчими, чаще Крысами.

Они – дети новой элиты: лидеров общин, незаменимых специалистов, старших офицеров. Им не приходится думать, где провести ночь и как добыть кусок хлеба. К их услугам все лучшее из того, что только еще можно найти за пределами периметров Хабов. Их шансы на будущее во много раз выше, чем у прочих, и будущие это кажется им предопределенным, скучным и относительно безоблачным. Насколько оно может быть безоблачным в конце времен. Настоящее они выбирают себе сами.

Бандитизм «золотой молодежи» — явление, характерное для многих более-менее крупных  городов. Молодые люди, а большинство из них действительно молоды, ведущие антисоциальный образ жизни не потому, что такова насущная необходимость, а от скуки и желания показать собственную исключительность. Как правило, они не особо нуждаются в чужом имуществе. Почти всё, что они делают, они делают ради удовольствия либо для поддержания имиджа. Впрочем, крысы (хоть может и в меньшей степени, чем прочие городские жители) подвержены все тому же общему щемящему чувству бренности и хрупкости своего исключительного положения и  относительного благополучия. Поэтому основная часть добычи «войны» и грабежа, равно как и дань с «подзащитных» торговцев и фермеров, оседает в тайниках и местах сбора стай на случай черного дня.

Стаи

Крысам свойственно сбиваться в стаи. Стаи не велики – от 5-6 до порядка 20 человек. Члены стаи, как правило, родственники, воспитанники одного учебного заведения, жители одного района или просто друзья с раннего детства. Стаи гордятся своими звучными и, подчас, замысловатыми именами: Вольные Художники, Клуб Убийц, Серые Ангелы или Паяцы.

Вожак стаи — первый среди равных: признавая его авторитет в повседневной жизни, безоговорочно подчиняясь ему в бою, важные решения стая принимает сообща. Хотя бы формально. Стаи формируются вокруг сильной личности. Впрочем, нередко вокруг просто состоятельной и амбициозной личности. Часто вожак имеет более высокий социальный статус, чем его соратники.

Единство стаи держится на безусловной, а подчас и прямо таки фанатичной, преданности всех членов друг другу. Только собратья по стае достойны доверия и любви, только для них ты что-то значишь, только они защитят тебя от злобного и безжалостного внешнего мира. Все, что вне стаи, – чужое, все, что угрожает существованию и единству стаи – враждебно и подлежит уничтожению. Новички принимаются только по рекомендации кого-нибудь из членов стаи и с полного согласия всех остальных. Впрочем, в стаях, особо озабоченных расширением своих рядов, встречаются и парии – «сабы» (ед. ч.: саб – муж. р., саба – жен. р.). Слабые или бедные, они присоединяются к крысам в поисках защиты и покровительства, а бывает, что и не по своей воле. Сабы занимают подчинённое положение и не считаются действительными членами сообщества, пока не докажут свою полезность и верность стае. Бывают среди крыс и одиночки. Но это редкость почти легендарная.

Отношения между стаями разнообразны и сложны. Есть «правильные ребята», с которыми приятно соперничать в экстравагантности «подвигов», с ними можно даже на время объединиться ради какого-нибудь стоящего большого дела. Есть подонки-конкуренты, которые живут, жрут, дышат не правильно, да еще и хотят наших девочек и территории! А между этими крайностями еще много кого. Тем не менее, до войны на уничтожение между стаями крыс доходит крайне редко.

Без крайней необходимости крысы предпочитают не «светиться» там, где им приходится проводить большую часть своей жизни. Большинство детей ночи в родных общинах сходят за вполне добропорядочных граждан – учащихся, работающих или даже мелких служащих местной администрации. Не то чтобы их вторые личности оставались такой уж тайной для родных или соседей, но… Значительно спокойней жить рядом со «своим» бандитом — вежливым и, в общем-то, тихим, — чем осложнять себе существование бандитом что–то против тебя имеющим, не так ли?

Ареной для подвигов стаи  служат полузаброшеные окраины, или соседские маленькие, как правило, сельские, общины. Благодаря собственному автотранспорту многие стаи часто предпринимают дальние рейды по дорогам Пустоши, не столько ради практичных целей, сколько в поисках новых приключений и свежих впечатлений.

Любая уважающая себя стая просто обязана иметь собственное секретное место для сбора и приема гостей (а еще круче – два или три таких места). Обычно это тщательно переоборудованные и благоустроенные  подвалы, паркинги, супермаркеты, бывшие военные или промышленные объекты. Они получают гордые имена вроде «Норы», «Гнезда», «Замка» или «Ямы», их новое убранство должно поражать варварским великолепием, роскошью и несметными, по меркам постапокалипсиса, богатствами. Разумеется, любое такое место оборудовано всем необходимым для отражения нападений извне, и даже чтобы успешно и комфортно пережить там небольшую осаду. В таких местах обычно храниться и личное имущество членов стаи – оружие и боеприпасы, снаряжение, наряды для боя и торжественных случаев, транспортные средства и проч.

Быть крысой

Любая крыса живет ради славы. Славы личной и славы стаи, остальное, насколько им представляется, у них уже есть. Нет единого канона – каждый сам создает себе некий идеальный образ, которому с фанатичным пылом и стремится соответствовать. Даже в одной стае может и не быть единого стиля. Эпатажность, эксцентричность, максимализм и жажда самовыражения среди крыс возведены в ранг почти религии. В стае, среди подобных себе, где после жестких рамок «приличной семьи» свобода кажется почти ничем не ограниченной, где кружит голову изобилие средств, с легкостью сбываются не хитрые юношеские мечты.

Среди обеспеченной молодёжи городов опасность в моде. Окружать себя опасностью и быть опасным. Или хотя бы казаться. Исключительное положение и средства родителей лишают их жизнь остроты и в то же время предоставляют слишком много возможностей. Поиск границы как единственная игра, в которую стоит играть и выход за пределы как единственная цель, к которой стоит стремиться. Ну и удовольствия, конечно, любые из возможных.

Стремление во всем дойти до крайности толкает многих из крыс то на великодушие и подлинное благородство, то на подлость и изощренную жестокость. Другие сами для себя разрабатывают суровый кодекс поведения и неукоснительно ему следуют. Пока не надоест. Рискующему столкнувшемуся с крысами на узкой дорожке следует усвоить одно: ты никогда не сможешь предугадать, что взбредет им в головы! Поэтому – лучше не попадайся…

Впрочем, среди крыс чрезвычайно популярны эстетство и даже меценатство. Обладатели редких для конца времен талантов, вроде музыкантов, танцоров, рассказчиков, или, скажем, художников, вправе рассчитывать здесь на благожелательную аудиторию. Многие, кого еще можно назвать деятелями искусств, зачастую обязаны возможностью творить и самой жизнью покровительству местных стай.

Внешний вид

Внешний вид и одежда – часть тщательно продуманного образа любой крысы, а значит – вещь первостепенной важности! В моде элементы ретро, а также подражание брутальным и (или) высокопоставленным группам прошлого. Впрочем, примерами для подражания обычно служат уцелевшие довоенные  комиксы, глянцевые журналы, развлекательное кино и анимэ. Серьезное чтиво и фильмы для крыс скучны и бессмысленны – они слишком молоды, чтобы ностальгировать о простой жизни «до войны» и не слишком хорошо воспитаны, чтобы пытаться проникнуться культурным наследием или усложнять себе жизнь понятием классики. А еще их не мог не затронуть культ «довоенное – значит лучшее». Носить вещь, сделанную до войны, – престижно и круто. Носить ее небрежно и светить нарочитыми прорехами – круто и брутально до крайности!

Выделяться даже среди собратьев для крысы необходимо абсолютно. Помимо оригинальности в одежде в ход идет все – окраска волос в немыслимые цвета, экстравагантные прически, яркий мейк-ап и нательная роспись, татуировки и пирсинг.

К одежде формальной, тем более к униформе, крысы относятся с некоторым презрением, как к знаку отвергаемого порядка. Практичность здесь редко становится основным требованием.

Для многих быть крысой — это не навсегда. Выходцы из высоких слоёв нередко, хотя бы формально, стараются сохранить инкогнито, так же как и те, кто в будущем надеется сделать карьеру не в сфере криминала. Скрывающие лица маски — атрибут не обязательный, но довольно популярный.

Оружие также вопрос первостепенной важности. Обычно для «подвигов» вполне достаточно холодного оружия, причем с явным предпочтением к травматическому эффекту. Дубинки, цепи, бейсбольные биты и т. п. – лишний труп не представляет для крыс никакой ценности, а вот отметелить  кого-нибудь за неуважение или не соблюдение местных порядков куда веселее и более способствует имиджу и благосостоянию стаи. Огнестрел приберегается для особо суровых разборок и случаев, когда на карту поставлены честь и само существование стаи. Иметь дорогой старинный клинок или редкий ствол – круто и почётно, вдвойне почётно уметь этим виртуозно пользоваться. Внутренние разногласия крысы нередко улаживают на дуэли.

Отношения

В родных городах крысы не столько неизбежное зло, сколько весьма даже полезный элемент в системе общественного выживания. Как правило, они прекрасно осознают пределы терпимого, и вовсе не стремятся создавать излишние проблемы своим высокопоставленным родителям. А между тем, стаи — прекрасный инструмент для политической (и не только) борьбы. Не знаешь, как уломать несговорчивого конкурента или жадного поставщика? Гвоздем в заднице стал пришлый выскочка? Трудности с коллегами по работе? Нет проблем – просто по-семейному поговори с родным балбесом! Стаи всегда готовы сражаться с любым посягательством на свои территории, причем куда отчаянней, чем наемники, и намного эффективнее, чем местное ополчение. В некоторых городках стаи крыс стали, чуть ли не костяком местных сил самообороны и правопорядка.

Мародеры или налетчики для крыс смертельные враги, живые воплощения хаоса Пустоши, что вечно угрожает поглотить последние островки  «цивилизации», где, несмотря на юношеский нигилизм, крысам все же уютно и тепло. К прочим, кого судьба обделила счастьем жить в Хабе или, хотя бы, в их родном городе, крысы относятся то со снисходительной жалостью, то с высокомерным презрением. В свою очередь, обитатели Пустоши считают крыс уродливым и опасным порождением загнивающих «демократических» общин и тоже вовсе не стремятся налаживать с ними близкие отношения.

Что касается тех представителей корпораций, что имеют в городских общинах свои интересы, то крысы, чаще всего, видятся им силой, с которой  приходится считаться и, при случае, грех не воспользоваться. Вожаки стай, как правило, высоко ценят столь могущественных партнеров, хотя и не настолько глупы, чтобы им безусловно доверять.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


один + = 10

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>